October 27 2020 01:01:36
Навигация

Сейчас на сайте
» Гостей: 1

» Пользователей: 0

» Всего пользователей: 177
» Новый пользователь: Jgoose

Tags
балет bd-модель портрет Педофилия мнения девочки в рекламе реклама красота портрет pole dance lesya model tmtv модели Пермь война против детей педоистерия семья Окуловых танцы на пилоне vintage взгляд из прошлого

«УЧИТЕЛЬ КАК НОСИТЕЛЬ ЗНАНИЯ — СТАРАЯ КОНЦЕПЦИЯ, ЛЮБОЙ КОМПЬЮТЕР ЗНАЕТ БОЛЬШЕ»
Преподаватель — о том, как многовековой опыт поможет соединить образование и реальный мир.


Игра-имитация — самый древний и продуктивный способ обучения. Повторяя за взрослыми, дети учились ремеслу и ведению хозяйства, примеряли на себя социальные роли. Дальше практическая направленность обучения постепенно наполнялась теорией, и сейчас большая часть образования — это копирование сказанного, но ни в коем случае не творческая деятельность, не создание нового продукта, и уж тем более — не имитация рабочего процесса.

Именно отсутствие имитации настоящих процессов порождает оторванность образования от жизни. Мы не ищем подлежащее и сказуемое в предложениях, не используем полиномы каждый день, не декламируем наизусть столицы стран и даты исторических событий. Но чтобы написать связный текст, посчитать семейный бюджет с учётом кредитов или сообразить, куда лучше поехать в отпуск и провести причинно-следственные связи между событиями, нам необходимы знания в тех областях, которые кодируются школьным словом «предметы».

Школьные предметы — штука довольно противоречивая. Изучать математику отдельно, а не как инструмент для решения научных проблем, сомнительно. Изучать физику, химию и биологию отдельно, даже не пытаясь их объединить общими тематическими блоками, — бессмысленно. История, география и литература, которым отпилили все жизненно важные конечности, в сетке школьных предметов существуют обособленно. В цельную картину мира они не складываются, и современные реалии не описывают. И вот выходит из учебного заведения человек, способный решить задачу с интегралами, но не способный посчитать, сколько денег надо, чтобы жить отдельно от родителей и не умереть с голоду.


Багаж накопленных человечеством знаний увеличивается, и впихнуть их в голову детям становится всё сложнее

Если лет пятьсот назад сын гончара просто помогал отцу в мастерской, а после, имитируя его действия, познавал премудрости ремесла и сам становился гончаром, параллельно изучая мир в рамках необходимого, то сейчас обстановка требует большего разнообразия знаний. Героически цепляясь за специализацию, мы пытаемся сузить круг интересов ребёнка до одной сферы, но забываем, что среда, в которой родилась эта идея, подразумевала работу в командах. Узкие специалисты дополняли друг друга, как кусочки паззла.

Удивительный факт, с трудом укладывающийся в голове: за век коллективизации мы не научились командной работе, а индивидуалисты в США уже в школе способны с легкостью создать и поддерживать групповой проект. У нас же проектные задания в учебнике либо пропускаются, либо выполняются индивидуально. Так повсюду: начиная от спорта, где результаты командных первенств значительно уступают количеству медалей в индивидуальных видах, и заканчивая политикой, где правят бал сильные, одиозные или противоречивые личности, но никак не сплочённые команды.

В итоге возникает противоречие: мы неспособны нагружать детей всей информацией, которой владеет человечество. При этом профильное образование, заточенное под командную работу, неприменимо, потому что работать в команде мы не умеем.


Получается, что человек с узкопрофильным образованием — заложник собственной специализации.

Все эти грустные рассуждения, повторяемые по кругу каждым, кто имеет отношение к образованию, не приводят нас к решению проблемы. Мы продолжаем говорить, даже не пытаясь показать, и уж тем более — дать сделать.


Пофантазирую, как можно этого добиться

Допустим, до определённого возраста — лет до восьми, например, с учётом индивидуальных особенностей — ребёнок познаёт инструменты изучения: счёт, чтение, письмо, поиск и первичный анализ информации. Это делают родители или специалисты в малых группах.

После этого всё обучение переходит в онлайн, потому что для передачи информации уже не надо собирать детей с разных концов города в одно время и в одном помещении. Уже сейчас социализация детей становится абстрактной — они больше общаются онлайн, нежели вживую, и не испытывают от этого дискомфорта. При этом «предметы» исчезают, а вся информация делится по типу профессии, к которой она применима: человек-человек, человек-техника, человек-художественный образ, человек-природа и человек-знак. Естественно, что сферы, находящиеся в разных областях (например, программирование — это одновременно человек-техника и человек-знак), будут объединять знания из разных блоков, создавая полную и непротиворечивую картину мира. Для поддержки самообучения таким образом дополнительный контроль со стороны учителя не требуется; самообучающаяся нейросеть вполне сможет оценить выполнение даже не тестовых заданий. Избавив учителя от контроля и дав возможность детям ошибаться и исправлять ошибки, мы снимем элемент стресса.

Параллельно начинается всё самое интересное. Учитель как носитель знания о предмете — устаревшая концепция, любой компьютер знает больше фактической информации, чем человек. Учителя в новой системе разделятся на две категории: тренеры (не люблю слово «коучи», хотя здесь оно бы, наверное, подошло больше) и практикующие специалисты. Задачей тренеров станет организация детей в команды, обучение метапредметным навыкам и психологическое сопровождение (мотивация, поддержка).


Практикующие специалисты — люди из разных сфер, которые хотят передать свои навыки детям и готовы рассказать о том, как устроен их мир

Они приходят к детям, рассказывают, вдохновляют. Или детей приводят к ним, в зависимости от типа профессии — очевидно, что на атомную электростанцию, например, никого не пустят. Постепенно у детей появляется представление о том, в какой сфере они хотели бы реализовать свой потенциал. Кто-то захочет работать с людьми, кто-то поймёт, что заставлять неповоротливые машины совершать точнейшие действия — прекрасное искусство. К этому моменту они выберут одну или несколько сфер для практических занятий (и всегда смогут её сменить, если захотят), и продолжить обучение с тренером и специалистами. На этом этапе слушать и смотреть будет недостаточно, и ученики повторят реальные действия, основываясь на полученном знании, и самостоятельно изучая необходимую для этого теоретическую базу. Звучит нереально, но фактически это реализовывалось на протяжении столетий институтом мастеров и подмастерий, разве что возможностей у нас теперь больше, и профессий, предполагающих физический труд, значительно меньше.


К сожалению, все эти мысли подходят скорее для фантастического фильма, а не для реализации на практике в современных условиях. Но как знать — ведь всего тридцать лет назад мобильный телефон показался бы нам чудом техники из другого мира. Может быть, придёт время для воплощения и этих идей в том числе.


источник

Комментарии
Нет комментариев.

Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, авторизуйтесьили зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.

Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.

734,335 уникальных посетителей